Применяя давно известные препараты, можно успешно бороться с коронавирусом, — врач-иммунолог

Применяя давно известные препараты, можно успешно бороться с коронавирусом, — врач-иммунолог

Известный иммунолог, доктор медицинских наук, профессор, Вера Казмирчук больше 25 лет тому назад создала кафедру иммунологии и аллергологии в Национальном медицинском университете имени А. А. Богомольца. Вера Евстафьевна не раз участвовала в прямых линиях «ФАКТОВ», отвечала на вопросы читателей. А газета «ФАКТЫ» опубликовала серию материалов о том, как благодаря схемам лечения, разработанным Верой Казмирчук, одному из партнеров редакции, издателю Олегу Свирко, удалось победить онкозаболевание — редкую форму рака крови. И вот теперь Вера Евстафьевна, которой недавно исполнилось 80 лет, не может молчать, наблюдая, как во всем мире буквально проводятся эксперименты на пациентах — используются лекарства с недоказанной эффективностью, вызывающие серьезные побочные эффекты.

— Вот уже больше четырех месяцев в прессе появляются сенсационные сообщения о том, что метод лечения COVID-19 найден, — говорит основатель и руководитель Института иммунологии, аллергологии и реабилитации Вера Казмирчук. — Сначала назывались противовирусные препараты, которыми лечат гепатит С, СПИД. Затем в протоколы лечения пациентов с коронавирусом ввели плаквенил — препарат, который используют для лечения малярии, а также назначается пациентам с аутоиммунными заболеваниями, такими как ревматоидный артрит, красная волчанка. Паника росла, Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию, журналисты вели репортажи из больниц Италии, Испании, публиковали снимки с вереницей похоронных автомобилей в Бергамо. Тогда все правительства бросились закупать аппараты искусственной вентиляции легких. За ИВЛ выстроилась огромная международная очередь из желающих их купить. А что в результате? Все эти методы лишь усугубляли состояние тяжелых пациентов, вызывали множество побочных эффектов и увеличивали смертность.

— Какие существенные ошибки допускаются?

— Например, когда пациентам с коронавирусом начали назначать плаквенил (действующее вещество — гидроксихлорохин), выяснилось, что у тех, кто имеет сердечно-сосудистые заболевания, препарат вызывает тяжелые нарушения ритма сердца и даже его остановку. Из-за нехватки информации да и просто неумения разобраться в физиологических процессах, происходящих в организме, врачи допускали ошибки, порой непоправимые.

— Их можно было избежать?

— Безусловно. Коронавирусы — не новый для человека вид инфекции. Да, сейчас мы имеем дело с мутантом, но и у него есть план действий, который врач должен предугадать, чтобы обезвредить вирус.

— И все же существует ли препарат, который может справиться с этой задачей?

— Есть несколько препаратов, входящих в схему лечения. Это иммуноглобулины, альбумин (белок, который улучшает обменные процессы в организме), антибиотик, противогрибковое средство. Схема лечения отработана и уже успешно применяется в восьми лечебных учреждениях Украины для спасения пациентов с коронавирусной инфекцией, у которых есть тяжелые проявления заболевания. Этот метод не одно десятилетие широко применяется у нас в институте и доказал свою эффективность в борьбе с опасными вирусными инфекциями.

А для того чтобы не заражались врачи, я обратилась в Минздрав Украины с предложением использовать для медиков схему введения иммуноглобулина в определенной дозировке. Провести иммунизацию надо за государственный счет. Очень надеюсь быть услышанной.

… Уже после интервью с Верой Евстафьевной мне на глаза попало сообщение. Оно гласило: «Это прорыв: в израильской больнице будут по-новому лечить тяжелых больных с COVID-19». Как вы думаете, чем собираются лечить тяжелых пациентов израильтяне в больнице «Хадасса» в Иерусалиме? Правильно, иммуноглобулинами. Первого безнадежного пациента, по утверждению врачей, удалось спасти.

«Известно, что у 80 процентов заразившихся COVID-19 болезнь протекает в виде ОРВИ легкой формы или бессимптомно»

У большинства детей, не имеющих серьезных проблем со здоровьем, и многих взрослых в медицинской карточке ежегодно появляются от одной до двенадцати записей о перенесенных ОРВИ (острой респираторной вирусной инфекции).

— К сожалению, большинство семейных врачей даже не пытаются расшифровать клинический диагноз, не зная, как по симптомам можно отличить грипп от парагриппа, аденовирусной, риновирусной, герпетической или коронавирусной инфекции, — продолжает профессор Вера Казмирчук. — Между тем клиническая картина обычно имеет свои особенности.

У многих детей и взрослых в медицинской карточке ежегодно появляется от одной до двенадцати записей, говорящих о том, что пациент переболел ОРВИ. Но симптомы вирусных заболеваний имеют свои особенности

— С коронавирусной инфекцией мы могли уже сталкиваться?

— Конечно. Хотя и не с тем ее типом, который циркулирует сейчас и сеет панику.

— Значит ли это, что у некоторых людей частично сформирован иммунитет к коронавирусу?

— Это возможно. Группа коронавирусных инфекций известна человечеству с середины прошлого века. В настоящее время существует около 100 штаммов мутировавших коронавирусов. Среди них, в частности, мутации, вызвавшие пандемии SARS, MERS, COVID-19, SARS-2. Но я хочу подчеркнуть: природа сама позаботилась о защите человека от всевозможных инфекций — бактериальных, вирусных и других. У нас в организме есть пробиотики и антибиотики, которые обеспечивают отсутствие проявлений заболевания у иммунологически здоровых людей. Вот почему так много сейчас говорят о бессимптомном течении болезни. Уже известно, что у 80 процентов (!) заразившихся коронавирусом болезнь протекает в виде ОРВИ легкой формы либо бессимптомно. Остальным, безусловно, понадобится лечение. Но какое?

Борьба с коронавирусной инфекцией оказалась неэффективной во всех странах мира, так как нет специфического лечения от этого заболевания: нет противовирусных препаратов, которые подавляли бы размножение именно этого вируса в клетках. Однако существуют другие отлично зарекомендовавшие себя схемы: введение альбумина, иммуноглобулина, прием антибиотиков (например, подходит старый известный бициллин), противогрибковых препаратов, таких как нистатин. В тяжелых случаях применяются инъекции дексаметазона. Эффективность такого лечения доказана.

— И в мире о нем не знают?

— Не умеют применять. Поэтому на каждом шагу происходят «открытия». Буквально две-три недели назад прозвучало сообщение о том, что эффективным оказался дексаметазон, и его рекомендовано применять в лечении находящихся в реанимации пациентов с COVID-19. А ведь это аксиома: применение дексаметазона в ситуациях, когда речь идет о жизни и смерти. Теперь израильские и китайские клиники начали проявлять интерес к интерферонам.

Вера Евстафьевна — иммунолог. В кругу ее интересов иммуноглобулины занимают особое место. С 1967 года она широко применяет их в лечебной практике при различных инфекционных поражениях (вирусных, бактериальных), при разного рода нейроинфекциях. Год назад в журнале «Врачебное дело» профессор Казмирчук опубликовала статью «Эффективность и безопасность иммуноглобулинотерапии при различных патологиях человека». О новом коронавирусе тогда еще и речи не было.

— Даже не думала, что статья сегодня окажется настолько актуальной, — рассказывает Вера Казмирчук. — Ведь совершенно ясно, что ни в одной стране мира нет такого опыта применения иммуноглобулинов, как в Украине. В Институте иммунологии, аллергологии и реабилитации, который я возглавляю, ежегодно получают консультации и лечение свыше 2 300 пациентов разного возраста. И многим из них помогает именно иммуноглобулинотерапия.

Но мы не первопроходцы. Четыре Нобелевские премии за изучение свойств иммуноглобулинов (они были присуждены в 1908, 1972, 1984 и 1987 годах) свидетельствуют о важности этих механизмов защиты для человека. Человеческий иммуноглобулин не имеет ни генетической, ни видовой принадлежности. Им можно спасать как людей, так и животных от различных инфекций.

Ученые всего мира признали, что иммуноглобулинотерапия — наиболее естественный физиологичный метод терапевтического воздействия. В 2008 году в США был поставлен памятник иммуноглобулину за его значимость в профилактике и лечении больных. Скульптор представил образ иммуноглобулина как ангела-хранителя человека. Думаю, так оно и есть.

«Многие из нас с коронавирусом уже сталкивались и еще не раз столкнутся»

На днях Вера Казмирчук (в соавторстве с профессором Александром Галкиным) опубликовала статью «Иммунологический взгляд на лечение коронавирусной COVID-19 и SARS-2 инфекции». В ней подробно расписаны схемы лечения пациентов с коронавирусной инфекцией, а также методы профилактики заражения. Специалисты могут ознакомиться с информацией, зайдя на сайт Института иммунологии, аллергологии и реабилитации (iiar.kiev.ua) в раздел «Новости».

То, что в прессе появляются сообщения об успешном применении иммуноглобулинов в других странах, очень важно. Мы решили подробно изложить текст о том, как лечили пациентку в Израиле, и попросили профессора Казмирчук прокомментировать это сообщение.

«В Иерусалиме применили инновационную терапию пациентке с коронавирусом, которая находилась в очень тяжелом состоянии. Эксперимент был осуществлен после того, как все другие методы лечения ей не помогли. Новое лечение иммуноглобулинами (LgG) от COVID-19 является первым в своем роде в мире: ни одна другая больница не пыталась предоставить пассивные вакцины (так израильские специалисты назвали иммуноглобулины. — Ред.) для пациентов с коронавирусом. Доза пассивной вакцины была введена молодой женщине, которая находилась в крайне тяжелом состоянии. Компьютерная томография показала, что у пациентки полностью «белые» легкие — признак того, что она в критическом состоянии. Все примененные методы лечения коронавируса, включая использование аппарата ЭКМО, не улучшали ее состояния.

Через несколько часов после того, как она получила иммуноглобулины, состояние стабилизировалось, что вселило во врачей осторожный оптимизм".

— Вера Евстафьевна, в информации было сказано, что иммуноглобулины израильтяне получили из крови доноров, переболевших COVID-19. О таком же методе сообщали китайские специалисты еще несколько месяцев назад. А те иммуноглобулины, которые назначаете вы, имеют специфические антитела к новому типу коронавируса?

— Да. Дело в том, что сыворотка крови, взятой у одной тысячи доноров, уже имеет специфические антитела к различным ОРВИ, в том числе к серотипам коронавируса. И таких антител до 20 процентов! Это неоспоримый факт. Когда из донорской крови изготовят иммуноглобулины и введут пациенту, они будут работать.

«Мы уже не одно десятилетие успешно используем иммуноглобулины в лечении пациентов с тяжелыми проявлениями вирусных заболеваний, — говорит Вера Казмирчук. — А в мире только начали это делать и радуются первым положительным результатам, называя их «прорывом» и «сенсацией»

— Значит, многие из нас с коронавирусами уже сталкивались?

— Вот именно. И еще не раз столкнутся. Коронавирусные инфекции, вызывающие пандемии, мутируют несколько раз в год. Поэтому нет никакого смысла создавать вакцины. А вот использовать специфические антитела к коронавирусу, находящиеся в иммуноглобулине, логично. И эффективно.

— Иммуноглобулин можно вводить на любом этапе заболевания? Предположим, человек не сразу обратился к врачу, так как симптомы были не очень выразительными. Либо врач не разобрался, насколько серьезно болен пациент…

— В зависимости от тяжести состояния можно выбрать тактику: ввести иммуноглобулин внутримышечно или внутривенно. Дозировка тоже корректируется. Но все это требует врачебного контроля. Доктор должен понимать, как действуют иммуноглобулины и какие еще препараты важно подключить.

— Если такие симптомы, как кашель, одышка, лихорадка, стремительно нарастают, то врачи говорят о «цитокиновом шторме», «дистресс-синдроме». Как действуют тогда?

— Требуется, как я говорила, внутривенное введение альбумина всем больным (он необходим прежде всего для улучшения микроциркуляции крови, которая нарушена у всех пациентов с коронавирусом), иммуноглобулина (точно рассчитанного в соответствии с весом пациента), назначаются инъекции дексаметазона. При первых симптомах пневмонии, снижении сатурации (насыщения крови кислородом) ниже 93, нужно немедленно начинать внутримышечную или внутривенную терапию иммуноглобулинами.

— Что происходит в это время с организмом?

— Легкие человека при заражении коронавирусом становятся «полем боя» между вирусом и особыми клетками — Т-хелперами. Но они становятся настолько активными, что возникает «хелперная агрессия», при которой страдают не только легкие, но и другие органы, а также сосуды. Хелперная агрессия приводит, например, к неконтролируемому фиброзу легочной ткани — она превращается в рубцовую. Чтобы остановить этот процесс, мы вводим иммуноглобулин — антитела начинают расправляться с вирусом. Что касается термина «цитокиновый шторм» (или «буря»), то его часто трактуют неверно, считая, что именно выброс цитокинов приводит к летальному исходу. Это не так. Подавлять «шторм» с помощью иммунодепрессантов ни в коем случае нельзя. Это грубейшая ошибка с позиции клинического иммунолога. Кстати, подавляют иммунитет антигистаминные препараты, димедрол, анальгин, аспирин. Во время болезни их лучше не применять. Есть много иммунологических нюансов, и их надо учитывать врачу, который ведет не только тяжелых пациентов с COVID-19, но и тех, у кого болезнь протекает в относительно легкой форме. Я готова отвечать на вопросы коллег, которые ознакомятся с моими статьями, помогу разобраться в клинической ситуации. Связаться со мной можно через сайт нашего института. Инфекция действительно опасная, но, думаю, с ней удастся справиться.

Чем отличаются разные виды ОРВИ

Грипп. Инкубационный период от нескольких часов до двух дней. Начало острое, с высокой температурой тела, ознобом. Характерные особенности: общая интоксикация, симптомы поражения центральной нервной системы (головная боль, головокружение, гиперестезия, адинамия, сонливость или возбуждение).

Парагрипп. Инкубационный период от одного до шести дней. Начало: температура немного повышена, грубый кашель, охриплость голоса. Характерные особенности: ринит, ларингит, трахеобронхит.

Риновирусная инфекция. Инкубационный период от одного до трех дней. Начало: острый контагиозный вирусный насморк. Характерные особенности: чихание, обильные водянистые выделения из носа.

Аденовирусная инфекция. Инкубационный период пять-шесть дней. Начало постепенное, температура до 37,5, гиперемия зева и задних боковых стенок ротовой части глотки, набухание лимфатических фолликулов, конъюнктивит со второго-третьего дня заболевания. Характерные особенности: наиболее частая и легкая форма острой респираторной вирусной инфекции, фарингоконъюнктивальная лихорадка, аденовирусный конъюнктивит, кератоконъюнктивит.

Герпетическая инфекция. Инкубационный период в зависимости от типа вируса герпеса различной продолжительности. Манифестирует только герпес 1, 2, 3 и 6 типов. В настоящее время многими специалистами не диагностируется и ошибочно не принимается во внимание.

Коронавирусная инфекция. Не имеет вышеуказанных особенностей. Инкубационный период от одного до 14 дней. При COVID-19 симптомы могут быть незначительными или даже отсутствовать. При тяжелом течении симптомы включают высокую температуру тела, кашель, быстро нарастающую одышку.


Источник: Факты ЗДОРОВЬЕ

Тип статьи:
Рецензия
Похожие статьи:
Оно все равно не остановит лекарственную аллергию, вызванную антибиотиками «Почему педиатр, назначая лечение острого респираторного заболевания, часто
Как определить, что орхидею пора пересаживать, и как это лучше сделать? Субстрат истощается в среднем за два года, теряя полезные свойства.

Горячие новости в сети

25
Загрузка...

Нет мнений

Гость