Вице-президент ПАСЕ Георгий Логвинский: Мы сами выбираем, как мы можем играть с тем, что у нас есть

Вице-президент ПАСЕ Георгий Логвинский: Мы сами выбираем, как мы можем играть с тем, что у нас есть

На зимней сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы на должность вице-президента организации был избран представитель Украины, народный депутат от «Народного фронта», представитель Меджлиса крымскотатарского народа в Верховной Раде Георгий Логвинский.

Всего в ПАСЕ двадцать вице-президентов, и, согласно регламента ассамблеи, делегации Украины, Польши Испании, которые насчитывают от 12 до 17 делегатов, имеет право выдвинуть двух вице-президентов на один год на ротационной основе. Если в этом году это — политики из Украины и Испании, то в следующем — Испании и Польша и так далее.

Кроме того, он возглавил подкомитет по проблемам преступности и борьбы с терроризмом комитета по правовым вопросам и правам человека в ПАСЕ. На эту должность кандидатуру украинского депутата выдвинула Европейская народная партия.

Логвинский – не новичок в ПАСЕ и за десять лет, которые провел в организации (сначала в статусе правозащитника, потом в качестве помощника лидера крымскотатарского народа Мустафы Джемилева, а после – как представитель Верховной Рады), хорошо изучил ее «внутреннюю кухню».

Есть ли у вас видение ваших действий на этой должности, план на ближайшее время?

Важно отметить, что, являясь вице-президентом ПАСЕ — представителем крымскотатарского народа, я получил в руки инструмент, который потенциально может служить процессу деоккупации Крыма.

Что дает вице-президентство? Оно дает участие в Постоянном Комитете (Standing Committee) и в Бюро – высших рабочих органах ПАСЕ.

В парламенте я представляю Меджлис крымскотатарского народа. Поэтому мне важно, чтобы процесс деоккупации наших территорий прошел как можно раньше. Агрессор не понимает европейских требований, вопросов защиты прав человека — они [оккупанты] плюют на национальное и международное законодательство. Поэтому санкции и уголовная ответственность за нарушения — одна из основных задач, которую я ставлю перед собой. Моя цель — защитить продление санкций в отношении России как в этом зале, так и за его пределами.

Второй вопрос, который для меня является приоритетным — это экономические интересы нашей страны: мы будем сильными тогда, когда будем экономически развитыми. А этого можно достичь за счет привлечения инвестиций, за счет развития международного сотрудничества. Вы спросите, какое отношение к этому имеет ПАСЕ? Прямое! Только на этой сессии мы рассмотрели два доклада по арбитражным спорам (в отношении инвестиций и торговых договоров нового поколения, — УНИАН).

Я убежден, что Украина в ближайшее время будет одной из самых экономически интересных стран Европы, потому что активы, в сравнении с доходами, стоят копейки. При такой доходности европейцы будут готовы инвестировать в условиях стабильности. Поэтому, обеспечив адекватную защиту прав собственности, мы сможем повторить путь развития Сингапура.

Третий, не менее, а, может, и более важный приоритет — это роль, если хотите, позиционирование Украины на арене международного права, как активного и вдумчивого игрока в ПАСЕ и на других международных площадках.

Например, занимая ту или иную позицию по Азербайджану, Армении, по Турции, любой другой стране — хотим мы этого, или нет — мы становимся частью геополитической игры: они зависят от нашего решения, а мы, соответственно, выстраиваем поддержку себе. И тогда мы можем влиять на другие серьезные вопросы уже за пределами ПАСЕ. Так, в воскресенье (29 января, — УНИАН) я вылетаю в Вашингтон в качестве вице-президента ПАСЕ и, соответственно, буду выстраивать ряд встреч в США с конгрессменами, сенаторами, лоббистами, с общественными деятелями с тем, чтобы найти интересы, которые смогут заинтересовать американскую сторону здесь, в этом зале. Учитывая, что вопрос Израиля в этом зале тоже очень непрост, в рамках визита в США у меня будет встреча с главой израильского Кнессета. Надо иметь в виду, что еврейская община в Америке имеет большое влияние на Трампа. Поэтому, если мы окажем содействие [Израилю] здесь, в Страсбурге, мы могли бы взамен получить поддержку из США.

По словам Логвинского, США имеет интересы и в ПАСЕ / УНИАНПо словам Логвинского, США имеет интересы и в ПАСЕ / УНИАН

Зачем США ПАСЕ? И зачем Америке здесь поддерживать Украину?

На разных аренах могут присутствовать представители разных стран, но отсутствие какого-то представителя не говорит о том, что отсутствует политика его страны. Здесь интересы США тоже есть.

Какие?

Разные.

Например?

Это и военно-геополитические, размещение военных баз...

…Но это — НАТО, причем здесь ПАСЕ?

Это не только НАТО. Во-первых, в рамках ПАСЕ обсуждаются вопросы нарушения прав граждан США, соответствие норм американского права. Во-вторых, США имеет своих сателлитов. В-третьих, как я уже сказал, ситуация с Израилем.

Учитываете ли вы фактор изменения вектора внешней политики США, я имею в виду «America first»? Как вы будете корректировать свою деятельность в свете этого фактора?

Мы сами выбираем, как мы можем играть с тем, что у нас есть на руках, мы сами должны создавать геополитические расклады. И если говорить о Трампе, то у него сумасшедшие проблемы — он избран менее чем 50% избирателями США, он — первый президент, который уже в процессе инаугурации встретил жесткое сопротивление своей позиции. Трампу нужно решить проблему как стать президентом всей Америки. И мы можем дать ему такую возможность.

Объясните, каким образом?

Внешнеполитической победой для Трампа будет возможность положить конец конфликту на территории Украины. У него есть возможность надавить на Россию, или найти другие методы, чтобы Путин сказал одну фразу: «Крым — это Украина, и все, что мы делали, было правильно, но не в ту сторону». Как вы думаете, какое количество людей на референдуме в Крыму проголосует за то, что Крым — это Украина? 120%! Они, как всегда, дорисуют то, что им нужно. Поэтому нужен ли Крым или Донбасс России? Наверное, нет — там нет золота, газа, нефти. Что это дает России? Ничего…

Но мы говорим о геополитике, а не экономике…

Геополитика стоит больших денег. И в данном конкретном случае я вижу, что Трамп может что-то разменять с Россией в обмен на выход из Донбасса и возврат контроля над Крымом.

Почему вы так считаете?

Я вижу, что Путин готов продать свои геополитические интересы в Донбассе и Крыму. А мы готовы продать Трампу возможность стать президентом всей Америки.

Вы можете пояснить, что именно вы имеете в виду?

Я думаю, что он получит много поддержки среди избирателей демократического лагеря в США в случае, если сможет решить такой конфликт, как в Украине.

А нужно ли это ему?

Электорат страны — это то «золото», которое ему нужно. У него есть деньги, у него есть власть, и теперь ему нужна поддержка. Поддержка не 50% США, он должен быть президентом всех США.

Уже известна «формула» Генри Киссинджера — забудете о Крыме, получите Донбасс…

Я не знаю, кто расписывает такие «формулы», но для меня все понятно: у нас оккупация началась с Крыма и деоккупация должна закончится Крымом. Санкции вводились за Крым и должны быть сняты только тогда, когда Крым вернется.

Почему вы считаете, что Трамп будет действовать в наших интересах, а не воплотит этот совет Киссинджера?

Нельзя забывать, что есть Конгресс и Сенат, где есть поддержка территориальной целостности Украины. Это первое. Без решения Конгресса или Сената никакие решения в геополитической сфере, тем более, в отношении Украины, приниматься не могут и не будут.

Второе: наша задача как раз и состоит в том, чтобы убедить лидера страны, которая находится в непростой ситуации, например, с тем же Израилем. В нашем парламенте я возглавляю группу межпарламентских связей с Израилем. За два года Израиль дважды проголосовал резолюции, где назвал Россию оккупантом, а Крым – аннексированным. Израиль письменно уведомил своих граждан о том, что посещение Крыма без разрешения Украины уголовно наказуемо, и попросил воздержаться от таких поездок. И это — результат нашей работы. Мы работали с теми же депутатами израильского Кнессета, мы их привозили...

…И в то же время Украина голосует против резолюции в ООН...

…Я считаю, что это ошибка. Мы должны были голосовать так же, как и США, но это мое личное мнение.

Я уважаю позицию нашего МИДа, потому что это наш МИД, но я с ней не согласен, причем, не я один. В нашем парламенте семьдесят четыре депутата подписали заявление о том, что мы не разделяем и осуждаем данную позицию МИД по этому голосованию, считаем эту резолюцию дискриминационной и антиизраильской. На то мы и демократическая страна, чтобы открыто говорить о том, что у нас есть другое мнение. Но наша задача правильно разыграть фигуры на шахматной доске в сложной ситуации.

Как вы намерены лоббировать политику сохранения санкций для России, учитывая позицию пророссийского президента ПАСЕ и определенное количество депутатов, которые думают так же, как Аграмунт?

Первое — я бы не назвал Аграмунта, которого я очень хорошо знаю, пророссийским. По двум причинам. Аграмунт открыто выступает за то, что Крым — это территория Украины, аннексированная РФ. Он четко выступает за территориальную целостность Украины. В этом случае мы можем говорить, что он придерживает проукраинских позиций.

Другой вопрос, что он считает, что путь решения проблем лежит через диалог. Для того, чтобы был диалог, он и хочет пригласить русскую делегацию. Мы же против такого метода. Потому что снятие санкций здесь, в ПАСЕ, может привести к эффекту домино, когда после этого могут быть сняты санкции, примененные другими организациями и странами.

Теперь, что касается настроений в зале ПАСЕ. Последние три года они являются пророссийскими. Потому что Россия использует лоббистов, финансовые ресурсы, давление, и для нас это не секрет. В этом — наше достижение, что мы уже три года удерживаем позицию ПАСЕ в отношении санкций для российской делегации. Если бы они могли вернуться, они бы вернулись. По моим оценкам, на лоббирование возвращения в этот зал они вложили миллионы долларов.

Логвинский сообщил, что на лоббирование возвращения делегации РФ в зал тратятся миллионы / УНИАНЛогвинский сообщил, что на лоббирование возвращения делегации РФ в зал ПАСЕ тратятся миллионы / УНИАН

Миллионы долларов, серьезно?

Это то, что я наблюдал лично. Возьмите, например, их прошлую попытку возврата в январе 2015 года. Тогда Россия получила полный карт-бланш, она почувствовала, что влияет на всю ПАСЕ, на Бюро, и была уверена, что вернется. Сюда приехали русские журналисты — RT, ОРТ, Первый — все было забито русскими журналистами, которые показали бы, как Россия возвращается обратно. Был привезен бывший президент ПАСЕ, нидерландец Рене ван дер Ван дер Линден, который выступал и рассказывал, как горячо он поддерживает диалог. Выступал президент Австрии, который тоже поддерживает диалог, открыто работали лоббисты из разных стран — Франции, Швейцарии, Нидерландов — мы их всех знаем. И, до поры, до времени, все шло так, как хотели русские: даже Комитет принял решение снять санкции. А зал в 95 случаях из 100 голосует так, как решил Комитет. Наши позиции были крайне сложными. Но. Уже в зале, в ходе обсуждения вопроса, мы смогли внести поправку о продлении санкций, которая, в конечном итоге, и была проголосована в нашей редакции, и санкции были продлены до конца года. Тогда, благодаря нашим умным шагам, Россия с огромным фиаско вылетела из зала.

Как вы намерены продолжать отстаивать позиции Украины в таких условиях, когда далеко не все на нашей стороне?

Никто не обещал, что будет легко. Никто не обещал, что в пути будут кормить. Поэтому наша задача в том, чтобы продолжать. На днях я участвовал в работе юридического комитета, и там выступали с докладом о ситуации в Чечне. Казалось бы, все понятно: ситуация жесткая, есть нарушения прав человека. Какие выводы делают члены комитета? — «Вы видите, как все плохо, мы должны поговорить с Россией, чтобы они это прекратили, давайте пригласим их сюда». То есть, вместо того, чтобы говорить «Мы должны их наказать за то, что эта страна, такая же, как и все остальные из 47 стран Совета Европы, является нарушителем принципов Совета Европы», мы их приглашаем сюда? А что мы им скажем, и что они ответят нам? Мы не можем на них повлиять. Эти же самые депутаты, которых хотят пригласить, голосовали за аннексию Крыма, за введение войск в другую страну, которая тоже является членом ПАСЕ.

Объяснять это — тяжеленая работа. Поэтому мы объединены, мы понимаем цену нашего проигрыша и воюем до последнего.

Что вы можете сделать в вашей должности?

Делать политику. Создавать политическую волну.

Например, на прошлой сессии был доклад, в который мы поправками сказали «не конфликт на территории Украины», а «российская агрессия на территории Украины». Когда пошла волна, то было понятно, что в зале ПАСЕ этому докладу есть поддержка. Даже агенты Кремля вели себя тихо, так как понимали, что они будут против тренда. Вот такие тренды мы и создаем. И будем создавать.

Что можно сделать как член Бюро? Можно максимально поставить в повестку дня вопросы, связанные с Украиной или с вопросами, которые могут влиять на политику в Украине. Например, проблемы в Приднестровье или же проблемы Грузии, вопросы прав человека, исполнения решений Европейского суда прав человека — Бюро принимает решение, какие доклады ставить, какие нет, какие разрабатывать, какие нет. Это очень большая функция влияния. Я защищаю Украину и буду представлять ее интересы.

Ирина Сомер

00:54
653
Загрузка...

Нет мнений

Гость